Когда началась Великая Отечественная, Елене Павловне Теховой из Поповки была неделя отроду…
«Погляжу на свой дом»
Большую часть жизни Елена Павловна провела в Поповке. Родилась же в Ерёмкино, в семье Павла Фёдоровича и Анастасии Осиповны Голяковых. Она последняя у родителей. Сначала же были Маруся, Егор, Катя, Ваня и Петя. 17 июня младшенькая на свет появилась, а через неделю отца на фронт забрали.

Мама рассказывала, приехали из сельсовета верховые, сообщили, что Ульянину, Носкову и Голякову приказано завтра в районный военкомат с вещами явиться. Переночевали. Отец на войну отправился, до конца села дошёл и вспомнил, что ложку к вещам не положил. Мама хотела ребятишек за ней отправить, да он не разрешил. «Я, Настя, наверное, не вернусь, сердцем чувствую. Пойду погляжу ещё раз на свой дом…»
В 42-м году дело было. Заметила Анастасия Осиповна, что секретарь и председатель сельсовета к дому её подойдут и уйдут, опять подойдут и опять уйдут. «Мы, тётя Настя, наведать тебя пришли. Как живёшь-то?» Через неделю, правда, признались – Голяков Павел Фёдорович пропал без вести. Это потом его приятель и однополчанин Григорий Носков, вернувшись в Ерёмкино, рассказал Анастасии Осиповне кое-какие подробности. Павел Фёдорович вызвался ночью через реку переплыть. (Не иначе как в разведку?) Больше живым его не видели.
В день победы у клуба собралось всё Ерёмкино. Со сцены стали вспоминать погибших односельчан. И тут у мамы подкосились ноги, она упала. Очень много людей из Ерёмкино в войну погибло.
Невероятно, но след, точнее место захоронения солдата Павла Голякова, нашлись всего несколько лет назад. Родственник Елены Павловны, военнослужащий Юрий Голяков обнаружил в Смоленской области памятную стелу с именами похороненных здесь героев Великой Отечественной. Запрос в хвалынский военкомат развеял все сомнения. Жаль, супруга Анастасия Осиповна до этого дня не дожила.
Молочко — детям еда
Через полгода мы будем отмечать 75-летие великой Победы. Целых семьдесят пять лет, а память Елены Павловны Теховой хранит воспоминания детства и мамины рассказы так, словно бы это было вчера.

Мама всю войну и потом всю жизнь проработала на колхозной ферме, — рассказывает Елена Павловна. – Голодали. Мать ранним утром на дойку уйдёт, а старшие дети перед школой — милостыньку Христа ради по селу просить. Я тоже потом ходила. Кто-то даст, а кто-то скажет: Бог подаст. Подавали в основном кусочки хлеба, лепёшки. Больше-то не было ничего. Мама часто говорила: если кто попросит по дому помочь, вы и делайте всё, а добрые люди покормят.
Работала мама сутками. Вечером придёт с фермы — мы уже на полатях дремлем. Ходит и шепчет: ну, наверное, сытые все, раз спят на печке. Эх, когда сытые, а когда голодные. А холод какой зимами в доме стоял… Топить-то нечем было.
Единственное, что спасало в те жуткие годы большую семью Голяковых, – это корова. Уходя на фронт, Павел Фёдорович сказал жене: ты, Настя, корову-то продай, ты косить не можешь, что делать будешь? Зато сосед дядя Федя строго-настрого наказал: дочка, корову не продавай, без коровы вы пропадёте. А так всё молочко — детям еда. А косить я тебя научу!
Корову и птицу Анастасия Осиповна держала всегда. В военные и послевоенные годы они нужны были, чтобы отдавать государству так называемый продовольственный налог. По воспоминаниям Елены Павловны, это 6 кило сливочного масла, сто яиц, какое-то количество мяса и самой хорошей, крупной картошки.

У нас своего сепаратора не было, — вспоминает она, — поэтому мама ходила на чувашскую улицу, где ей разрешали пользоваться чужим. Пропустит она молоко, смешает масло и сдаёт. А нам на еду оставался только обрат да пахтанья — отбой от масла.

Лучина и кручина
Не сказать, что государство в военные годы совсем не думало о многодетных труженицах тыла. Думало. К примеру, однажды из Хвалынска в Ерёмкино приехали представители власти с предложением забрать в детдом младших детей Анастасии Осиповны Леночку, Петю и Катю.

Мама об этом до последнего дня вспоминала, — рассказывает Елена Павловна. – Она тогда им ответила: пока руки работают и глаза глядят, я детей никому не отдам, а если жалко нас – помогайте. И стали нам после этого по пуду муки в месяц давать.
А какой-то раз уже после победы прибыл в село участковый уполномоченный из района, поселился на месяц в доме у крёстной Голяковых, узнал о семье Голяковых. Она-то и рассказала милиционеру, что с бедствующей многодетной вдовы погибшего героя Великой Отечественной до сих пор берут продналог. Видано ли дело — мать боится лишнее яичко на детей истратить! Уполномоченный удивился, пообещал разобраться, и совсем скоро в Ерёмкино пришло на имя Анастасии Голяковой уведомление об освобождении её от уплаты продовольственного налога. А там и пенсию в 10 рублей по потере кормильца семье положили.

Хорошие деньги по тем временам, — считает Елена Павловна. – Мы покупали на них соль, керосин. Уроки ведь при лучине учили. Пишем, а мама подгоняет: скорее уроки делайте, лучинка догорает.
Больше Анастасия Осиповна замуж не вышла, детей одна воспитала. Елена Павловна говорит, что это братец Петя всех мужчин от мамы отваживал – ходил за мамой по пятам и всегда приближавшимся мужичкам грозил: «Отойди, а то палкой как стукну!». Мама улыбалась, а дома плакала и пела: «Извела меня кручинушка, как колодная змея, ты гори моя лучинушка, догорю с тобою я». И опять плакала. А мы её обнимали и утешали.
Телятница Леночка
Судьба младшего дитя войны из рода Голяковых, Елены Павловны Теховой, сложилась в общем-то обычно. Не желая оставлять маму, она осталась в Ерёмкино (старшие дети к тому времени разъехались, а брат Егорка умер в годы войны от аппендицита), окончила 7 классов и устроилась на ферму телятницей.
В семнадцать вышла замуж, перебралась в Поповку, родила троих детей, дочек Галю, Свету и сына Сашу. С мужем Николаем Евсеевичем Теховым они всю жизнь проработали в колхозе. От тех времен в шкафчике – стопка почётных грамот с портретами вождя мирового пролетариата да скромные подарки – фарфоровая голубка, цветок из розовых перьев, яркий ковёр. И, конечно же, воспоминания, воспоминания…
Нынче же у Елены Павловны другие радости и заботы: внуки и уже двенадцать правнуков, которые по очереди приезжают к ней погостить летом. А ещё пять «курочков», шестой петушок, три кота и огород. Счастье!
Наталья Кологреева

Поделиться в:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *