У кого-то театр начинается с вешалки, а у Галины Львовны Беловой он начался с первого мазка кисти по бумаге. Пусть это была всего лишь акварель. Но именно это послужило началом.

«Меня всегда тянуло к прекрасному, — рассказывает она. — И  этим прекрасным я хотела делиться с другими людьми. Ещё в раннем детстве, наблюдая мир вокруг себя, я старалась запечатлеть его с помощью обычного простого карандаша. Рисовала маму, добиваясь портретного сходства, подружек на улице или просто пейзажи. В послевоенные годы было очень тяжёлое время. Как бы выжить самим, куда там до рисунков… Но тяга к живописи не давала покоя.

В 1961 году интереса ради пошла в изостудию при Доме Пионеров. Мне было 10 лет. Самый удачный возраст для ярких впечатлений. Под руководством Георгия Ивановича Лбова  научилась не только видеть и подмечать мельчайшие детали и нюансы, но и переносить это на свои рисунки. Штрихи, мазки, оттенки – и вот на бумаге то, что я вижу своими глазами. Время скоротечно, всё меняется, но моменты, запечатлённые в красках, замирают на холсте. За пять лет обучения в изостудии желание рисовать развилось с ещё большей силой и раскрыло мой потенциал как художника. Окончив школу, я стала определяться с профессией».

Жизнь есть жизнь

Прекрасно понимая, что картинами и живописью сыта не буду,  пошла на курсы повара, потом — на курсы швеи, парикмахера. Всё мне очень нравилось и всем хотелось владеть в совершенстве. Даже выучилась на токаря и, получив разряд, уехала работать в Саратов. Но рисовать я не переставала. Вернувшись в родной Хвалынск, устроилась художником в Хвалынское АТП. Но это было совсем не то, к чему стремилась душа. Художник на транспортном предприятии обязан был уметь писать номера на машинах особым шрифтом согласно ГОСТу, готовить транспорт к техосмотру, крася борта грузовикам. Отдушиной в такой суровой работе, наверное, было оформление наглядной агитации к какому-либо мероприятию. Здесь должно было быть всё актуальным, новым и художественно-эмоциональным, дабы привлечь внимание.

Знакомство с театром

И вдруг однажды засиял луч надежды! В Хвалынское АТП приехал по каким-то делам режиссёр театра кукол Николай Миронович Лынюк. Увидев мои работы, он предложил пойти работать художником-оформителем к нему в театр. Театр? Куклы? А почему бы и нет?! И с 1973 года началось моё знакомство с этим театром. Работа просто захлестнула с головой. Всё было очень интересно, ново, но самое главное – моё.

Я не только рисовала декорации к спектаклям, но и сама делала куклы. Сначала это были простые перчаточные «петрушки». К каждому спектаклю, который брал Н.М. Лынюк в разработку, делался новый комплект кукол и изготовлялась новая декорация. Ребята с большим удовольствием занимались под его руководством. Обычно на учебный год в разработке было два больших спектакля и две-три небольшие пьесы. Наши постановки смотрели практически все дети города и района. В год получалось до 45 выступлений. Театр кукол «Буратино» имел звание «народный». Его необходимо было подтверждать каждые два года в Саратове в театре «Теремок» самой лучшей постановкой. Наш коллектив блестяще справлялся с этой задачей.

Новый поворот

По сложившимся семейным обстоятельствам режиссёр театра Н.М. Лынюк вынужден уехать жить в другой город. Он уходит с занимаемой должности и его дело теперь продолжаю я. Это предложение не было спонтанным. Ведь я, как никто  другой, уже просто жила театром, куклами, своей работой, воплощая в жизнь просто нереальные замыслы. Порой на это уходили сутки напролёт. Полученные знания за время работы и учёбы в Московском областном педагогическом институте имени Н.К. Крупской обретали реальные черты. И вот от перчаточных кукол я перешла к куклам ростовым. Пусть они делались из папье-маше с помощью банок и мячей, но это уже было совершенно иное направление. Теперь не нужно было прятаться за ширмой, а декорации и вовсе обрели новый вид. Дети, управляя куклой, стали ближе к зрителю. Они смогли передавать свои эмоции с помощью куклы. На защите очередного звания «народный» жюри по достоинству оценило такое выступление, и мы увезли домой диплом лауреата первой степени. Это была самая высшая награда за всю историю существования театра кукол «Буратино» на моей памяти.

Новая смена

Мне всегда очень помогали обе мои дочери. В работе я опиралась на их поддержку. Они знали все спектакли наизусть и могли подменить любого артиста, кто по каким-либо причинам не смог участвовать на выступлении. Дети есть дети. Кто-то заболел, кого-то родители наказывали и не пускали в поездку, у кого-то контрольная – нельзя прогуливать, в общем, разные причины. Дочки всегда были рядом в такие моменты. Держать кукол они учились ещё в дошкольном возрасте и со временем только совершенствовались в этом мастерстве. И вот настал тот момент, когда и мои помощницы выросли, а театру стали необходимы новые веяния. Он тоже  «вырос». Театру просто стала необходима интеграция новых, более свежих и современных идей и совершенно иные подходы к постановке. Отдав своей любимой работе 30 лет, в 2003 году я решила, что пора уступить место молодому поколению. Своих кукол я забрала с собой, чтобы новый человек, пришедший на эту должность, смог начать всё с чистого листа и искать новый язык общения со зрителем. И такой человек появился в театре. Сейчас театром кукол «Буратино» руководит талантливый режиссёр Елена Ивановна Козлова. Находясь на заслуженном отдыхе, я изредка посещаю представления и просто сердце радуется, что наше с Николаем Мироновичем Лынюк дело продолжает жить.

Наталья Сидорина

Поделиться в:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *