КТО ЖЕ УПОКОЕН ПОД ПАМЯТНИКОМ БОРЦАМ ЗА СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ В ХВАЛЫНСКЕ?

Семнадцатого марта 2021 года исполнился столетний юбилей событию, которое вошло в вековую летопись нашего города одной из самых кровавых и драматических страниц. Сегодня единственным свидетельством, напоминающим о былой трагедии, является полузабытый памятник, на центральном барельефе которого высечена помпезная надпись: «Вечная слава борцам, павшим за Советскую власть».

На боковых табличках памятника имеются фамилии 24-х жителей Хвалынска, похороненных в братской могиле, но кем были эти люди и какой беспримерный подвиг в борьбе за становление советской власти они совершили – история умалчивает…

ТРЕТИЙ ПО СЧЁТУ

Многие десятилетия памятник борцам, павшим за Советскую власть, имел для жителей Хвалынска весомое сакрально-патриотическое значение. На площадке, у подножья памятника, школьников принимали в октябрята и пионеры, молодожёны в день свадьбы возлагали цветы, фотографировались на фоне мемориала. В дни государственных праздников делегации от трудовых коллективов также посещали это место для торжественных церемоний.

С начала 1990-х годов  мемориальный памятник утратил прежнее ролевое значение и статус, лишь изредка привлекая туристов пожелавших «увековечить» на фото местные достопримечательности.

Сегодня уже мало кто помнит и знает, что нынешний памятник является третьим по счёту. Первый, установленный в 1927 году, был сколочен из досок в виде штыкообразной стелы, вершину которой венчала пирамида из трёх винтовок. Сей факт подтверждает групповая фотография людей, участников митинга, посвящённого открытию памятника. Примечательно, что эта фотография, хранящаяся в архиве Хвалынского краеведческого музея, имеет ценную особенность: многие люди, запечатлённые на ней, – помечены от руки номерами. На обратной стороне фотографии указаны фамилии людей в соответствии нумерации. Возможно, этот факт поможет ныне живущим хвалынчанам «опознать» своих родственников или хотя бы узнать, как они выглядели.

Второй памятник, также деревянный, с большой красной звездой на вершине, был установлен в 1957 году. Вокруг мемориала были высажены деревья (причём уже взрослые), которые стали основой будущего сквера.

В 1977 году мемориал приобрёл современный вид – высокая пирамида, установленная на массивном основании в форме куба, к которому с трёх сторон ведут ступени.  Мемориал получился суровым и солидным, со всеми символическими атрибутами, присущими советской эпохе: бетонным венком, серпом и молотом, красной звездой и гипсовыми барельефами, с изображением героических этапов истории страны.

ОДНАЖДЫ В ХВАЛЫНСКЕ…

Лет пятнадцать тому назад в мастерской художника Сергея Серова как-то сама собой родилась идея о совместном написании книжки под названием «Однажды в Хвалынске…», в которой каждый рассказ или очерк о городских событиях и людях,  наших земляках, начинался бы со слова «однажды».

Вспоминая знаковые исторические события, произошедшие в Хвалынске, наш разговор тогда зашёл  о выше-упомянутом  мемориальном памятнике борцам, павшим за советскую власть.

— Да какие там борцы за советскую власть! Под памятником упокоен прах хвалынских обывателей – случайных жертв, попавшихся под горячую руку бойцов из повстанческого отряда Фёдора Попова! Мои тётушки Елизавета Константиновна и Лидия Николаевна были очевидцами и в какой-то мере даже соучастницами тех событий.

А первым хвалынчанином, который встретился с представителями воинского формирования Попова, язык не поворачивается назвать его бандой, был мой дед, Константин Серов. По их уникальным воспоминаниям можно воссоздать реальную картину событий тех дней, подобной информации ты нигде не найдёшь, — начал свой рассказ Сергей Серов. И вот какую интересную историю он поведал.

—  Дед мой был скорняком, мастером по ремонту и пошиву изделий из меха. Зимой он отправлялся на промысел в соседние деревни, получая за свой труд продукты питания. В марте 1921 года, возвращаясь из очередного «деревенского похода» по льду Волги, он увидел, как из-за Фёдоровского бугра показалась чёрная змейка быстро двигающегося людского потока. Подобные встречи не сулили ничего хорошего, и дед прибавил шагу, спеша поскорее оказаться на хвалынском берегу. Вскоре от «змейки» отделились два всадника, которые с расстояния начали вести прицельную стрельбу.

Дед, ветеран Первой мировой войны, принял единственно правильное решение – лёг, спрятавшись за гружёные санки. Когда всадники приблизились, то стали хохотать. Они объяснили, что издалека приняли свёрнутые в рулон шаблоны за ствол пулемёта. Выспросив деда, кто он такой и где живёт, они договорились, что встанут в его доме на постой.

Так в городок с населением в 12 тысяч душ вошла Повстанческая армия Фёдора Попова, а по сути дивизия в 6000 штыков и 500 сабель, с пулемётными расчётами на тачанках и лёгкой артиллерией. Хвалынск, повидавший всякое, притих в предчувствии грозных событий.

ВЫ КАКОЙ ПАРТИИ БУДЕТЕ, КТО ВАС В БОЙ ВЕДЁТ?

По внешнему виду повстанцы мало чем отличались от бойцов Красной армии, их папахи украшали красные полоски, а на груди носили кумачовые банты. Доходчивый лозунг повстанцев отражал их идеологический курс: «Долой комиссародержавие, коммунистов, приведших страну к полному разорению и голоду! Да здравствует наше правое дело и Учредительное собрание, чистый отразитель народной воли!».

В отряде атамана Попова преобладали уральские и волжские казаки, казахи и волжские немцы. Совершив в начале марта рейд по Пугачёвскому уезду Самарской губернии, повстанческая армия Фёдора Попова пополнилась добровольцами. В её составе из уроженцев Самарского Заволжья был сформирован Четвёртый Пугачёвский полк.

Сам Попов, бывший донской казак, до восстания был красным командиром полка в Первой Конной армии. Примечательно, что двоюродный брат атамана в этот момент был комбригом Красной Армии. Вот уж поистине: брат на брата…

В Декларации командующий восставшими Фёдор Попов официально «отменил» диктатуру пролетариата и передал всю полноту власти «самому народу без всяких подразделений на классы и партии». Фёдор Попов признавал за идеей многопартийного коммунизма «великое будущее». По его убеждению, все партии, за исключением партии монархистов-черносотенцев, имеют право на существование. Формой правления признаётся парламентская республика.

Во время восстания в населённых пунктах с количеством жителей более 2 тысяч человек восставшими избирался Совет Пяти. Там, где такого числа жителей нет, управлял Совет Трёх. Новая революционная власть объявляла свободную торговлю «как переходную ступень к социалистической кооперации» и отменяла «всякого рода государственную монополию на жизненные продукты и фабрикаты». Повстанцы признавали мелкую частную собственность, но преду-преждали, что будут бороться с крупным капиталом, «допуская концентрацию капитала и земель только в руках артели и кооперативных организаций».

Попов также собирался разорвать блокаду Советской республики, завязав отношения с демократиями России, Европы и Америки. По мнению повстанцев, стремление большевиков к мировому господству является величайшим преступлением. 

ПЕРВАЯ КРОВЬ

Представители советской власти в Хвалынске заранее знали о предстоящем «визите банды Попова», но противопоставить ничего не могли. Поэтому местные коммунисты благоразумно покинули пределы города, спрятавшись в районе холмистого местечка Таши (окрестности нынешнего горнолыжного курорта). Оттуда отлично просматривалась вся округа, и в случае опасности можно было спрятаться в глубоких, заросших лесом оврагах.

Красные банты и ленты на папахах повстанцев  сыграли для нескольких юных хвалынских коммунаров (комсомольцев тогда ещё не было) злую, роковую роль. С радостными криками: «Наши, наши пришли!» они кинулись обнимать ничего не понимающих и уже пьяных поповцев. Коммунары объяснились, мол, ожидали прихода бандитов, а теперь на подмогу пришли наши… большевики. Развязка была короткой – бородатый повстанец, умело орудуя шашкой, быстро порубил подростков. Один из них с криком: «Дяденька, не надо!», закрылся от удара рукой, но клинок уже перерубил руку, обнажив белую кость локтевого сустава.

За этой сценой из-за забора наблюдали гимназистки (среди них была и Елизавета Константиновна Серова). От пережитого ужаса девочки лишились чувств, под тяжестью их тел старый забор рухнул буквально в нескольких метрах от места трагедии. Казак, не обратив на них внимания, вытер саблю от крови и пошёл в особняк, где совсем ещё недавно заседали коммунисты. По иронии судьбы юные коммунары были убиты в ста метрах от места, где будет установлен памятник.

Алексей Карпов.

Поделиться в:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *