ДВЕ ВОЙНЫ ВОДИТЕЛЯ ЕЛИЗАРОВА

1944 год. Дорога Брест – Варшава – Берлин. Медленно, но верно продвигаются на запад части 1-го Белорусского фронта. Шаг за шагом наши солдаты, уже очистив от фашистов Советский Союз, освобождают страны Восточной Европы. Но остатки гитлеровских орд, ещё недавно казавшихся всему миру непобедимыми, а теперь проигрывающие битву за битвой, всё же не спешат признать близкого разгрома.

Они отчаянно цепляются за оккупированные территории, и в жестоких боях всё так же гибнут русские солдаты. Но тем не менее уже всё ближе тот последний бой, который «трудный самый…» И где-то среди миллионов наших бойцов уверенно ведёт по фронтовой дороге свой видавший виды грузовик со множеством пулевых пробоин на кузове наш земляк Сергей Ксенофонтович ЕЛИЗАРОВ.

Сергей Ксенофонтович попал на фронт в 1944 году, сразу после окончания школы. Он успел получить права, и потому был направлен водителем. Вспоминает, как его отправили в Кулатку, где ждал военный эшелон. Новобранцы получили приказ «По машинам!» – и заняли свои «рабочие места» за рулём автомобилей «Додж», полулегковых вездеходов.
Так и начался для Сергея Елизарова отсчёт фронтовых вёрст…
Самый первый маршрут принёс и первые испытания, первое ранение. Под Черниговом эшелон подкараулила немецкая авиация: только начали выгружаться, началась атака с воздуха. Многих тогда убило, а нашему земляку повезло – отделался ранением. Осколок угодил в голову, и шрам остался до сих пор.
– Помню, врачи дали что-то понюхать – я пришёл в себя, – рассказывает ветеран. – Чувствую – «копаются» в ране на голове. Врач говорит: «А, сынок, оживел – значит, жить будешь!»
Молодой водитель попал в автобат, в 30-ю дивизию. Задача, которую выполнял Сергей Ксенофонтович, была крайне важной и столь же опасной – доставка боеприпасов на передовую. Это постоянный риск, не меньший, чем непосредственное участие в боевых действиях – мало того, что груз может взорваться просто потому, что машину тряхнуло на колдобине, так ещё и для вражеской авиации наши грузовики были целью номер один!
– Фашистские лётчики наш маршрут изучили «от и до», – вспоминает фронтовик. – Постоянно встречали нас на дороге. Только, бывало, Польшу проедем – появляются самолёты с чёрной свастикой. Только засверкает лобовое стекло – они начинают атаку. Мы – в сторону, в кусты, под деревья. Заляжешь в укрытие – и только слышишь свист и удары крупнокалиберных пуль. Потом наши лётчики приходили на подмогу: отобьют атаку, помашут нам крыльями – можно ехать дальше.
А бывало, что по нам стреляют – а мы всё равно едем. То самолёт обстреляет, то баллоны спускают – прокалывали часто на острых осколках бомб, то ещё что-нибудь.
Мы во всём помогали друг другу, чтобы двигаться только вперёд, по возможности – не останавливаться. Бывало, и на спущенных колёсах доезжали!
На передовой бойцы встречали водителей как самых дорогих гостей – боеприпасы были необходимы, как воздух. Просили нас быстрее возвращаться с новым грузом, но «быстрее» получалось далеко не всегда. Понятно, что из таких «командировок» колонна далеко не всегда возвращалась в полном составе – потери были очень большие.
И так изо дня в день, по дороге Брест – Варшава – Берлин под непрерывными обстрелами и бомбёжками.
– Когда вошли в Германию, удивило, что немецкие города – Лейпциг, Потсдам и другие – почти полностью целые, а от многих наших – Воронежа, Курска, Тамбова – практически ничего не осталось, – говорит наш собеседник.

И вот она, столица Третьего рейха! Отгремели последние бои, смолкли выстрелы и залпы орудий – начался май 1945-го…
– С 7 мая в Берлине уже стало тихо, – вспоминает Сергей Ксенофонтович. – Мы отсыпались. А 9 мая, часа в 4 вечера, поехала машина с громкоговорителем: объявляет, что немецкое командование капитулировало, война закончилась. И тут началась радость – песни, пляски, салюты. Мы решили сходить к Рейхстагу. Мне он не понравился: у нас Кремль очень красивый, а это какое-то серое, мрачное здание, вокруг – канал. А над куполом – наше красное знамя! Конечно, расписались на стене.
Но с окончанием Великой Отечественной для Сергея Ксенофонтовича опасная работа не закончилась. Началось то, что он зовёт второй войной, которую он прошёл столь же мужественно. Ему довелось вывозить огромные запасы снарядов и бомб со множества бывших фашистских складов. И хотя советские грузовики уже не были мишенями для вражеской авиации, водители по-прежнему рисковали своими жизнями, перевозя тонны смертоносного заряда, предназначенного для уничтожения.
– Нас тогда называли «смертниками», – говорит ветеран.
Так же, как и на войне, не все его однополчане доезжали до места назначения невредимыми… Но Сергею Ксенофонтовичу повезло – не обманул его врач в 44-м.
Спустя шесть лет этого постоянного риска он получает отпуск. После побывки на Родине командование переводит его на пожарную машину, на которой он спокойно дослуживает несколько месяцев до демобилизации. Домой Елизаров вернулся настоящим героем, со множеством заслуженных наград: Орден Красной Звезды, Орден Отечественной войны, медали за освобождение Польши, Белоруссии, «За отвагу», «За боевые заслуги» и другие.
А водительское дело Сергей Ксенофонтович не оставил и «на гражданке»: до самой пенсии проработал шофёром. В Горторге под руководством известного всем местным старожилам Мямлина, и в Хвалынском АТП – ходил на дальние рейсы. Уже по мирным, свободным и таким родным российским дорогам.

Владимир Савинов

Поделиться в: