СУДЬБЫ ДЕТЕЙ ВОЕННОГО СТАЛИНГРАДА

( По рассказам Алевтины Петровны Беловой…)
Годы сороковые
Очень трудно вспоминать,
«Грозные, пороховые»…
Смогу ли вновь переживать?
Были улицы родные, Сталинград родной.
Мама очень молодая и отец живой…
Сердце ранено навеки,
Но в душе храню
Дорогие детства годы…
Памятью живу…
Аля Недокучаева

Длинны бессонные ночи. Сколько воспоминаний, мгновений из далёкого прошлого пройдёт перед мысленным взором… Стареем…
«Помню первый урок немецкого языка. Новая учительница, эвакуированная из Риги, молодая, красивая, но очень грустная, сказала, войдя в класс: «Гутен таг, Киндер!» Мы молчали. А к концу урока выдали: «Мы не хотим учить язык фашистов. У нас погибли на фронте отцы, старшие братья, а у половины класса в семьях – раненые на фронте».
А она отвечает: «А у меня погибла вся семья: мать, отец, старшая дочка, а муж воюет, и я не получаю от него писем».
Ошеломлённые, мы были непреклонны.
На следующий день мы решили просто уйти с урока. Но не успели.
В класс вошла директор школы Зоя Александровна (все знали: её сын погиб на погранзаставе). «Дети, – обратилась она к нам, – вы должны знать язык врага! Иначе какие же вы будете солдаты и разведчики?»
И она рассказала нам историю мальчика-разведчика, который не учил в школе немецкого языка. А когда его знание понадобилось в разведке, он ничего не понял из разговора немецких офицеров.
Тогда мы пообещали учить немецкий язык. А вдруг пригодится?
Я восхищалась Маргаритой Ивановной: одна, с маленькой Лизочкой, – в чужом городе. Растить дочь, мужественно выносить все тяготы войны и сеять добро в души своих учеников! Какая сила духа! Для этого надо быть Человеком!
А скоро, через год, и нам предстояли более тяжкие испытания: бомбёжки, горящие Сталинград и Волга, кровь и страдания!

«Войною опалённая…»

«Июнь 1942 года. Маму вместе с другими женщинами мобилизовали копать под Сталинградом противотанковый ров.
Была страшная жара, земля, как камень, лопаты тяжёлые. Полуголодные женщины целый месяц копали этот ров.
Немецкие самолёты каждое утро пролетали над ними, иногда стреляли, но мимо. Страшно, но уйти и спрятаться было некуда – кругом бескрайняя выжженная степь. Ложились на дно котлована. А однажды с самолёта посыпались листовки: “Милые дамочки,
Не копайте ваши ямочки,
Пройдут скоро наши танки
И зароют ваши ямки!”
Мама вернулась домой, чёрная от загара, худая, усталая.
Она показала нам с крёстной листовку и спрятала одну. Это делать запрещалось! Капа отругала её и сожгла в печке. Мне строго-настрого приказала молчать. И я молчала.
Время было такое, суровое, мы рано взрослели…
23 августа 1942 года в город ворвалась война. 4-я немецкая воздушная армия обрушила свой бомбовый удар по улицам Сталинграда. Всё в одночасье рухнуло.
Никто не знает, сколько тысяч сталинградцев погибло в те дни в подвалах обрушившихся зданий, задохнулось в земляных убежищах, сгорело заживо в домах.
– Моя бабушка Марья не захотела уезжать из своего дома, ей было уже 80 лет. Она встала перед иконой на колени, молилась о спасении.
Но прямое попадание бомбы в дом – и ничего от него не осталось. Так моя бабушка оказалась похороненной под обломками горящего родного дома. Вечная ей память!
Страшно вспоминать, как бежали с мамой по огненным улицам к Волге, которую из-за дыма не было видно.
На железнодорожных путях взрывались вагоны с боеприпасами.
Кричали обезумевшие от ужаса и боли люди. Быстрее, вниз, к Волге!
Сотни немецких самолётов, низко спускаясь над водой, расстреливали катера, баржи с людьми. Река кипела: по ней расплывались горящие потоки нефти.
Нам повезло: на небольшом пароходике переправились на левый берег. Оттуда был виден в клубах огня и чёрного дыма Сталинград.
А Волга стала могилой для тысяч сталинградцев.
Мытарства наши продолжались… Без крова, вещей, тёплой одежды, но… зато живые…»
Впереди была война, страданье,
И до Победы путь большой…

В Сталинград Аля и её мама уже не вернулись. Но часто вспоминали свой дом, Орловскую улицу, ветлу с вырезанным на коре именем «Витька», любимого дядю – бравого моряка Черноморского флота Виктора Морозова.
После ранения в 43-м он решил поискать родную Альку в уже освобождённом Сталинграде. Но не нашёл: кругом груды кирпича, поверженные столбы, а дом – одни руины. Но ещё издалека он увидел родную ветлу: обгоревшую вершину, ствол, весь израненный осколками снарядов, впившиеся в кору пули.
Крупицы воспоминаний Алевтины Петровны Беловой – бесценны.

Когда моя закончится дорога
И жизнь придёт совсем к концу,
То не спрошу я ничего другого,
Как только горсточку родной земли.
Горсточку с Мамаева Кургана,
Горсточку родимого песка…
С берега на Волге у причала,
Где купалась, загорала я.
В дорогом далёком Сталинграде
Детство милое прошло моё!
Больше ничего не будет надо.
Станет от земли мне той тепло.
Алевтина Петровна признавалась: «Я ищу продолжения жизни в стихах и написании воспоминаний. Пишу, и мою душу освещает радость общения со мной, с девочкой из прошлого…»

Служение Отечеству

Поверьте, Алевтине Петровне было, что сказать. Поэтому ей так хотелось поделиться своими мыслями и открытиями с теми, кто начинает жить.
Прочитайте стихи из сборника «Песни души» Алевтины Петровны Беловой, и перед вами откроется Мир человека, не равнодушного к судьбе России, к Памяти.
Красота души и мудрость, огромный заряд бодрости и благодарность судьбе воплощены в её творчестве: стихах и вышивках. Они освещены благодатным светом любви к людям, к жизни.
Алевтина Петровна была талантлива, молода душой, оптимистична.
Алевтина Петровна, учитель русского языка и литературы, Отличник народного образования, 42 года сердце своё отдавала детям.
Её жизнь – это служение ученикам, литературе, миру, Отечеству.
Она знала:
«Творить добро, любить, чтоб долго жить…
Вот истина…И в это надо верить!»
Умерла Алевтина Петровна 5 апреля 2014 года.
Светлая ей память!
Н. А. Дорофеева

Поделиться в: