Всё началось три года назад. Моя двоюродная сестра Лена увидела старую чёрно-белую фотографию с военнослужащими у своего деда Саши. Дед рассказал, что один из них – это его отец, Семён Федорович Шевелёв, наш прадед.

Рассказ о нём впечатлил. Но информация была скудной. Обратились к сайтам «Память народа» и «Подвиг народа». И потянулась ниточка об истории фронтового пути Шевелёва Семёна Федоровича.
Семён Федорович родился в селе Апалиха, тогда ещё Вольского района, в семье крестьянина, здесь же окончил 4 класса школы. После этого работал в колхозе имени Молотова трактористом, а весной 1940-го года был призван на срочную службу в Рабоче-крестьянскую Красную армию. По словам деда Саши, свою воинскую службу молодой солдат начал в Брест-Литовске, там он проходил школу молодого бойца в качестве пулемётчика. Но за день до наступления фашистов их перебросили на 60 км от Бреста. В это время в Бресте находились 6-я и 42-я стрелковые дивизии, а также 28-й стрелковый корпус. Они были переформированы в связи с учебными мероприятиями (это мы нашли на сайте liveinternet.ru). В каком полку или дивизии прадед встретил войну, нам пока не удалось установить точно. Опять же со слов наших дедов, в 1941-м году под Харьковом Семён Шевелёв попадает в плен.
«Отбить Харьков Красная армия пыталась ещё в 1941 году. Город освобождён не был, однако в результате наступления образовался 100-километровый клин, упёршийся в немецкие позиции и названный «барвенковским выступом. Там были ожесточённые бои. В окружение попал полк, в котором служил ваш прадед, и весь этот полк был взят в плен», – рассказывал дед Саша. А на самом деле в плен было взято намного больше наших военнослужащих. Эту информацию мы нашли, сопоставляя рассказ деда и данные с сайта о Харьковском сражения: https //topwar.ru/history/.

Время в плену
Как прадед Семён выжил в плену? По рассказам деда Саши, было так: «Всех военнопленных вели по деревенским ухабистым дорогам. С пленными обходились как с расходным материалом. Случалось, что машины тонули в грязи, и тогда немцы расстреливали десятками пленных и заставляли оставшихся подкладывать расстрелянных вместо брёвен под колёса машин. Дорога была изнуряющей и отнимала много сил, кормили чем придётся: брюквой, свёклой, травой … Мучил постоянный голод. В дороге прадед нашёл лошадиное копыто, и, когда сильно хотелось есть, посасывал его, тем самым притупляя хоть ненадолго чувство голода. Пить приходилось прямо из водоёмов, лежавших по пути следования военнопленных. Так прадед подхватил дизентерию. Но, на его счастье, медицинский работник в одном из сёл помог справиться с этим недугом. Иначе бы Семён Фёдорович просто умер.
Из воспоминаний Шевелёва Семёна Федоровича: «Я был молодой и крепкого телосложения. На месте, где работали, была глубокая яма с водой. Один из немецких карателей решил позабавиться. Он начал приставать ко мне, чтобы помериться силами. Я понимал, что может сейчас всё кончится, но судьба распорядилась иначе. Принялся бороться с ним. Фашист поскользнулся, я его ударил о землю, он скатился и утонул в яме. Теперь за убийство немецкого солдата мне грозил расстрел. Но опять повезло: наши солдаты спрятали меня и, чтобы не нашли собаки, посыпали всё вокруг махоркой».
Семён Фёдорович дважды совершал побеги, но оба раза оказались неудачными. Первый раз выдали полицаи. Его травили собаками. Раны от укусов собак остались на всю жизнь.
Здоровых узников наказывали и пытали, стараясь подавить волю и отбить желание совершить побег. За саботажные действия прадеда вместе с другими военнопленными отправили в лагерь «Освенцим». Путь туда был непростым, пленных буквально заталкивали в переполненные вагоны. Многие в давке умирали. В таких условиях перевозили наших военнопленных. Смертность на этапах пересылки достигала 50%.
Из воспоминаний прадеда об Освенциме: «Нас погружали в холодную воду до подбородка и держали до 6 часов в карцере с водой, кто-то не выдерживал и умирал, а мой молодой организм боролся со смертью». Освенцим считался лагерем смерти. Но и здесь жизнь победила. 27 января 1945 года наши войска вошли в лагерь.
«Несмотря на все старания, гитлеровцы не смогли полностью вывезти либо уничтожить лагерные склады. Нашлись также помещения, в которых собирался и фасовался по мешкам пепел от сожжённых в крематориях людей с огромными запасами свежего «материала». Был здесь и склад детских вещей с одеждой, бельём, обувью, игрушками. Ещё в одном строении обнаружили человеческие волосы, которыми набивались подушки и матрасы. Однако даже на фоне всего увиденного, советских военных повергла в шок комната, где были собраны всевозможные кожаные изделия: абажуры, бумажники, кошельки… Все они были изготовлены из человеческой кожи.
В составе 95-й Гвардейской
На этом фронтовой путь Семёна Федоровича Шевелёва не закончился. Начались проверки всех узников конц-лагеря. Три месяца длилась проверка по линии НКВД, прадед её прошёл. И только после этого составе 95-й Гвардейской стрелковой дивизии рядовой Шевелёв С.Ф. продолжал боевой путь.
Его боевые действия возобновились с западного округа Руланд. «1-ого мая части дивизии приступили к приведению в порядок личного состава, материальной части и вооружений. А в 15.00 части дивизии выступили по тревоге по маршруту: Гойерсверда, северное окружение Шварцкольм, Норд, Лаута, Грос-Кошен, Зенфтенберг,Руланд, Янновиц, 2-го мая в течение ночи дивизия совершала марш-бросок и к 5. 00 заняла оборону на рубеже: 287 Гв.ССП- перекресток шоссе и автострады… Перед дивизией стояла задача: в новом районе сосредоточения занять прочную оборону и не допустить пытающуюся вклиниться на север вдоль автострады группу противника, имеющую до 70 танков. К исходу дня 1.05.1945 года эта группировка вела бои с нашими частями на северной опушке леса южнее Вейсиг. Противник устраивал засады, пользуясь лесистой местностью». Может быть, как раз в это время, выполняя приказ командира перейти на другую точку и пулемётной очередью убрать противника, Семён Федорович в очередной раз был спасён от смерти. Он ещё не успел подняться на новую боевую точку, как раздался взрыв в месте, где осталась группа с командиром.
9 мая 1945-го года Семён Федорович вместе с дивизией, выполняя приказ командира корпуса, продолжил наступление. «Не встречая сопротивления противника, дивизия к исходу дня вышла на рубеж реки Эльба, вступив в пределы Чехословакии. Повсеместно население Чехословакии с восторгом и ликованием встречало Красную армию — освободительницу».
С огромной радостью было воспринято сообщение о безоговорочной капитуляции Германии. Весть о том, что товарищ Сталин поздравил Красную Армию и весь советский народ с победой, мигом облетела войска.
На этом служба рядового Шевелёва не закончилась, он продолжал свой путь. Побывал в Австрии, Германии… Где-то здесь и было сделано фото, которое у нас хранится по сей день. Жаль только, что не все фотографии сумели сохранить наши деды. Потерялась фотография, где запечатлён наш прадед с пулемётом. Но главное, что мы не потеряли память о нём.

Анастасия Зубкова, с. Апалиха

Поделиться в:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *