Мы бежали в тапочках по снегу

Как в Акатной Мазе узнали о победе в Великой Отечественной

Началась страшная дисциплина

Жительница Акатной Мазы 93-летняя Матрёна Слепова в прошлом году уже была героиней публикации «Звезды». Тогда она поделилась с читателями воспоминаниями о сельских традициях и сельском быте времён своей молодости. Однако хорошо помнит Матрёна Михайловна и о других интересных деталях и событиях тех лет. В частности, о том, как добралась до Акатной Мазы весть о победе Красной Армии над гитлеровцами. Точнее сказать, добралась до полевой бригады акатинских школьников, заменивших на этом поприще своих отцов и дедов.

— С началом войны, — вспоминает Матрёна Михайловна, — в селе началась страшная дисциплина. Работали все: от пятиклашек до стариков. Летом я месяцами не бывала дома. Работали, ели, пели, спали в полях.

Но в сороковые-роковые местные подростки не только сажали и сеяли, но и пололи конёвник, боролись со страшным жуком-черепашкой, заготавливали корма для животных и убирали урожаи. Они наравне со взрослыми строили стратегический объект – участок железной дороги от Акатной Мазы до Дубового Гая. В сорок втором «железка» благополучно заработала, по ней покатились составы, об одном из которых Матрёна Слепова помнит до сих пор.

— Бабы косили, мы, дети, сгребали сено. Вдруг видим, идёт тихонько поезд, вроде бы теплушки. Видим прильнувшие к окошкам лица. Вдруг кто-то выбросил из окна на улицу лист бумаги.  Женщины наши и побежали к этому листку, поймали, читают: «Мы солдаты армии Власова. Знайте, мы ни в чём не виноваты. Пётр Ослёнков из Акатной Мазы». А жена-то этого Ослёнкова как раз тут косила. Бабы сгрудились, поплакали, но договорились про это письмо молчать. Очень боялись слово лишнее сказать.

Кипнис и зенитчицы

Кстати, в годы войны в Акатной Мазе располагался самый настоящий военный объект – зенитный пост на Солдатской горе. Конечно, каких-то деталей, имён и дат память Матрёны Михайловны уже не хранит, но вот фамилию командира зенитного поста она запомнила.

— На горе выкопали блиндаж, установили зенитку и вышку. Дежурили на ней четыре девочки и их командир по фамилии Кипнис. Стояли они круглосуточно, менялись через каждые два часа, наблюдали, не летают ли в нашем районе немецкие самолёты. А Кипнис каждый день ходил на почту, передавал сводку.

По словам Матрёны Михайловны, провизией, а иногда и одеждой зенитчиков обеспечивал колхоз. В блиндаже у них стояла «буржуйка», там и готовили. Девчонки-зенитчицы в конце концов подружились с сельскими девочками. В 1945-м пост из Акатной Мазы уехали. Победа!

Вот как узнали о ней трудившиеся в полях акатинские школьники.

— С восьмого на девятое мая мы были в ночном, — рассказывает Матрёна Михайловна. — Я работала на плуге. Когда подул холодный ветер, полетел снег. Тракторист позвал меня греться в кабинку. Решили ехать в бригаду. Отработавшие смену девочки и парни отдыхали во времянке, ну и мы к ним. Приехали, согрелись, уснули. Утром просыпаюсь, времени десятый час, а поварихи нашей нет, не приехала, завтракать нечего. Но прискакал верхом парнишка: «Скорее собирайтесь на митинг!» А у самого слёзы: «Девчонки, война кончилась!»

Не помня себя, бежали мы по заснеженным нашим горам, кто в сандалиях, кто в тапочках. Дома бабушка вымыла мне тёплой водой ноги, и побежала я в клуб на митинг. До ста лет буду жить, и все сто  буду это помнить.

Наталья Кологреева

Поделиться в: